Forum EXO
Чт, 14.12.2017, 23:43
Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход Вы вошли как Гость | Группа "Гости". Приветствую Вас Гость | RSS
Новости и переводы предоставляются пабликом ЕХО [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Форум EXO » Fan-креатив » Slash » Sex or Love? (Чонин/Хань,NC-17,Ангст,Драма,Повседневность,макси)
Sex or Love?
ШипперНеканоновДата: Пн, 01.02.2016, 22:02 | Сообщение # 1
Сонбэ

загрузка наград ...
Модератор
Сообщений: 1644
Offline
Название: "Sex or Love? "

АвторБулощка
Беты (редакторы): Misha Lee
Пейринги: Чонин/Хань
Персонажи: Лу Хань (Лухан), Ким Чонин (Кай), Ким Минсок (Сюмин)

Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Повседневность
Предупреждения: OOC, Кинк, Секс с использованием посторонних предметов
Размер: Макси

Описание: Даже жить не хочется, когда сам себе противен. Но что делать, если тело хочет секса при любых обстоятельствах, а разум кричит о том, что так нельзя?
Примечание автора: Фух, давно я не писала фанфиков... А жаль!
Я случайно наткнулась на эту заявку и что-то ударило мне в голову, в тот же вечер я села писать фф. Это камбэк после долго перерыва, я постараюсь не разочаровать тех, кто будет читать это! ^^
Работа написана по заявке: Вместе бороться с болезнью
Разрешение на размещение: получено.
Ссылка на фик: Sex or Love?


В процессе


научись ценить того, кто ближе остальных.
 
ШипперНеканоновДата: Пн, 01.02.2016, 22:07 | Сообщение # 2
Сонбэ

загрузка наград ...
Модератор
Сообщений: 1644
Offline
I

«Какой очаровательный мальчик!», «Мальчишка-то развит не по годам!», «Для каждого родителя счастье, что у них может быть такой умный и образованный ребенок!» - Хань, мальчик с большими красивыми глазами, привык выслушивать все эти комплименты со стороны взрослых, поэтому, опустив длинные, пушистые ресницы, он делал вид, что ничего не замечает. Такие слова льстят ему, ведь он знает, что далеко не так прекрасен, как рисуют его другие. 

Мальчик поражался любви родителей: несмотря на то, что в браке они уже давно, они вели себя, как парочка влюбленных подростков, чьи отношения давно перешагнули порог стеснительных взглядов и первых неуверенных поцелуев. Возможно, все их отношения строились на просмотре бесконечных дисков, спрятанных под большой родительской кроватью, а после сопровождались тихими скрипами спального ложе в глубокой ночи. 

Откуда мальчик знает про диски? А очень просто – детское любопытство. То время, когда дети хотят все знать, все хотят потрогать, попробовать на зуб. Родители достаточно часто оставляли малыша дома со старой нянькой, которая постоянно засыпала перед телевизором, а сами уезжали куда-то по личным делам. Так вот, пока Морфей усиленно удерживал старушку в своем царстве, маленький Лу свободно бегал по дому, заглядывал в каждый темный его уголок. Малыш уже давно без страха спускался в темный и сырой подвал, залезал по крутой лестнице на чердак (Как он себе только все не переломал?), но в комнату родителей он так и не решался заглянуть – они строго-настрого запрещали ему заходить в нее, когда их нет дома. 
Но зачем же создавать какие-то мнимые правила и не нарушать их? Лет в семь Хань сказал себе, что уже взрослый и может делать то, что захочет (Ну, конечно, когда родителей дома нет). И вот в один прекрасный день, когда родители уехали в ресторан, по коридору, освещенному тусклым светом ламп, промелькнула маленькая тень. Как и любой ребенок, Хань решил поиграть в игру, будто он пытается проникнуть в логово Злодея: он бил невидимых солдат-врагов, полз по мягкому ковру, преодолевая «ловушки» сверху, передвигался на цыпочках и время от времени издавал победный крик. Наконец-то остановившись перед массивной белой дверью, мальчик прислушивается: с первого этажа раздается громкий храп няни. 

«Запретный плод всегда сладок!» - тихо хихикает и толкает дверь. И что такого? Обычная себе комната, как у него, только побольше. Мальчик вздыхает, и уж было собрался вернуться обратно в коридор, как вдруг он заметил какую-то яркую коробочку, валяющуюся рядом с большим телевизором. Щеки Ханя порозовели, и он поспешно подбежал к яркому пятнышку на белоснежном ковре. На секунду глаза ребенка полезли на лоб: на бордовом фоне была изображена обнаженная девушка, обвязанная какими-то веревками, а сзади нее был мужчина, обнимающий ее за талию, при этом занося над ее грудью белоснежную свечу со стекающими с нее каплями воска. Мальчик еще долго всматривался в картинку, прежде чем успокоился и понял, что диска-то в коробке нет. Обуреваемый диким интересом, он стал просматривать все полочки, заглядывать в шкафчики и ползать по полу. И вот именно тогда он и обнаружил те «сокровища», что родители прятали так усиленно от своего ребенка. Лу вытащил одну из стопочек и просмотрел все диски. Сердце бешено колотилось не от страха возвращения родителей, а картинок отнюдь не детского содержания перед ним. 

Этот день перевернул его жизнь. Он буквально считал дни, часы, минуты, секунды до того, как родители покидали дом. После щелчка замка в двери он подрывался с места и бежал в комнату, чтобы поскорее посмотреть следующий из сотни дисков. Позже он все-таки решился их включать, дабы простые картинки ему наскучили. Когда на экране появлялся уже привычный значок «18+», на лице ребенка возникала довольная улыбка, сбивалось дыхание, а внутри все бурлило и кипело от наслаждения. Он уже пересмотрел почти все диски, когда родители все-таки заметили, что с их ребенком стало что-то не так.

Получив мощную взбучку, перетерпев шлепки по мягкому месту, крики и нудные лекции, Хань стал очень редко выходить из комнаты без разрешения. Странные люди, они пытались оградить ребенка от того, что он бы рано или поздно узнал. Но они не учли одного – даже обеспечив сына полным отсутствием материалов взрослого содержания, записав его в кучу кружков, дабы заполнить свободное время, они не отняли у него главный источник порождения идей, образов и ситуаций – воображение. Под предлогом сонного состояния мальчик уходил к себе в комнату, где, удобно устроившись на кровати и закрыв глаза, представлял себе те сюжеты из фильмов, что он успел посмотреть, но с каждым разом все в более извращенной форме. И все бы было нормально, если бы эти мечтания не перерастали в зависимость. Он просто не мыслил ни дня без своих идеальных сюжетов. Поэтому он стал нередко ловить себя на мысли о том, что хочет поскорее опробовать все то, что порождает его мозг. 

Одно его останавливало – его не тянуло к девочкам. Когда многие его одноклассники так или иначе пытались при любой возможной ситуации заглянуть под юбки девочек, схватить их за еще несформированную грудь, Лу предпочитал смотреть, как старшие парни из футбольной команды шли по коридору в обтягивающих накаченный торс майках. Иногда, глядя на таких парней, он хотел ощутить себя на месте тех девушек из извращенных фантазий, но, ловя себя на этой мысли, сразу с ужасом тряс головой и бил себя по лбу ладонью. Так продолжалось до конца начальной школы.

Вступив на порок среднего звена, Хань понял, кто он, что он хочет и как он это осуществит. Перед красотой парня ломались даже люди одного с ним пола. Да, будучи уже старше, он не мог отвергать того, что его сексуальные позывы не совсем нормальны, при этом он продолжал все сваливать на гормональную перестановку и на просмотр порнографических фильмов в раннем возрасте. Но после первого полового контакта с практикантом-медиком прямо на школьном столе, после первого анального оргазма парень преобразился. Его поведение стало подобно поведению монстра – гуля – жаждущего плоти. Он стал зависим, подобно наркоману, стремящемуся получить дозу своего сладкого и запретного наркотика. Поэтому уже в 14 лет у парня половых контактов было больше, чем у его самых разгульных одноклассниц. Он терзал себя тем, что он морально опущенный человек, что его поведение кардинально отличает от устоявшихся норм, но он ничего не мог поделать – организм требовал удовлетворения. Парень не мог удовлетворить себя обыкновенным онанированием, оргазм достигался лишь путем воздействия на простату. Как бы он ни старался удовлетворять себя пальцами, все тело требовало большего. 

Благо было то, что у большинства парней-подростков развита временная нимфомания – они подобны кроликам, готовым иметь все, что движется, не обращая внимания на место, любовника и собственное состояние. Поэтому Лу всегда находил себе того, кто согласился бы удовлетворить его. Точнее, попробовать удовлетворить. Конечно, спустя пару часов беспрерывных сношений партнер просто падал на подушку без чувств, а юный нимфоман был все еще не удовлетворен и лез на временного любовника, стремясь хоть как-то растормошить его и заставить снова исполнить то, ради чего Хань временно отдал ему свое тело.

Но как бы он не был извращен и морально испорчен, продолжал усиленно учиться и каким-то образом старался удерживать свою репутацию «прилежного юноши и ученика», которой большинство учеников школы и учителей свято верили. Почему его партнеры не рассказывали? Да потому, что не поверят, их репутация не так уж и чиста, как этого маленького одержимого, а некоторых могут просто выгнать с работы, приписав статью о растлении малолетних. 

И все бы да хорошо, но быстро пролетели школьные года, а с ними исчезли те одержимые подростки препубертатного возраста, с которыми было и легко договориться и удовлетвориться. Время бежит со скоростью света, люди меняются так же быстро. Вот и Лу уже не тот подросток, который старался, несмотря на свою гиперсексуальность, быть добрым и жизнерадостным, стал агрессивным, его взгляд был пуст, словно все разочаровало его в жизни и живет он лишь из-за постоянной потребности в сексе.


научись ценить того, кто ближе остальных.
 
ШипперНеканоновДата: Пн, 01.02.2016, 22:09 | Сообщение # 3
Сонбэ

загрузка наград ...
Модератор
Сообщений: 1644
Offline
II
- Хань, харе бухать! – Минсок кривит рот, пуская по гладкой столешнице барной стойки бокал с алкоголем. 
- А чего ж наливаешь тогда? – парень ловит его и в один глоток опустошает.
- А ты перестать заказывать. Я, к сожалению, бармен. 
- Это уже я решаю, что заказать мне, а что нет. Наливай повторно, выполняй свою работу! - Мин кусает губу, но все-таки наполняет бокал. 
- Знаешь, - спустя пару минут молчания Лу вздыхает, - Так паршиво. 
- Хочешь поговорить по душам? Видимо, ты уже очень пьян, - бармен ухмыляется, протирая бокалы. 
- Я бы не отказался поболтать… тет-а-тет! – довольная улыбка. 
- Дак это не терзания души, а потребности? Что, давно уже ни с кем в койку не ложился?
- Два дня как… 
- Как насчет похода в секс-шоп за вибратором или чем-нибудь в этом роде? 
- Да у меня их целая коллекция дома! – парень подпирает лицо кулаками и грустно смотрит на товарища. – Хочу реальный член! Да подлиннее и потолще. Ну… Как у тебя, например, - в глазах мелькают пошлые искорки. 
- Повторить хочешь? Как же дружба? – в голосе Минсока звучит ирония.
- Какая дружба, когда от недотраха на стенку лезть хочется? Вот представь ситуацию: ты, спустя трех лет полной изоляции от любых живых существ, оказался в комнате, в которой на столе лежит кусок мяса, а на кровати – голая девушка. К чему ты побежишь? 
- К мясу, оно вкуснее. 
- Вот вроде и логично, но нет.
- С чего взял? 
- А разве я говорил, что в месте изоляции нет еды? 
- Допустим, что нет. 
- Бинго! Следовательно, оказавшись в этой комнате, ты не потянешься к еде, ибо твой желудок уже наполнен. А вот на уровне инстинктов ты сразу заприметишь самку. А учитывая тот факт, что ты сексом не занимался долгое время, тебе захочется излить всю семенную жидкость, что накопилась в тебе.
- Твои доводы интересны. Благо, что ты еще в здравом уме. 
- Ну, что поделать, разум у меня человеческий, а вот инстинкты у меня животные, подавить их невозможно даже чертовыми лекарствами, который стоят дохрена, а не действуют почти, - грустная улыбка, - Я устал от этого, но секса чертовски хочется. 
- Что сказать, ищи «жертву»! – Мин пожимает плечами и уходит в дверь за стойкой – переодевается, чтобы завершить смену. 
Спустя пару минут бармен вернулся в зал. Увидев, что Лу до сих пор продолжает сидеть на том же месте, он издает удивленное: «О!». 
- Мне лень искать. Давай еще разок переспим? – в этот момент Минсок уже не может отказаться, потому что голос его друга звучит более твердо и зло – все равно изнасилует. 
- Пф, как знаешь, - парень возвращается в сторону двери в подсобку и, открыв ее, жестом пригласил друга войти, тот моментально шмыгнул внутрь.

Комнатка маленькая и узкая, для двух людей тут очень тесно, трение между телами усиливается. Минсок кладет руки на бедра Ханя, смотрит ему в глаза. Тот аккуратно приближается к губам друга и нежно целует их, проводит рукой по щеке.
- Тебя сразу или с нежной прелюдией, Лухан? – парень морщиться – старое прозвище, которое напоминает о беззаботном (ну, более или менее) детстве; даже в темноте Лу может видеть, как улыбается шатен. 
- Хоть как, только начинай уже! – парень снова целует Мина, обвивая руки вокруг его шеи. 

Бармен подается вперед, аккуратно прижимая к себе нимфомана, свободной рукой смахивает предметы со стола, стоящего возле стены. Подхватывает, усаживает и начинает быстро раздевать пассива, проводя пальцами по бледной коже, под которой чувствуются хрупкие косточки – совсем отощал. Контраст разгоряченной кожи и холодных пальцев заставляют биться Лу в сладкой конвульсии, ежесекундно издавая сдавленные стоны. 

Минсок быстро освобождает друга от остатков одежды, широко разводит ноги парня, попутно расстегивая пряжку ремня. 
- Не надо! – тихо хрипит Хань, когда Минсок вводит в него палец, что разработать. 
- Если не сделаю этого, будет больно. 
- Плевать! Трахни ты меня уже! – на последней фразе тихий голос становится громче, требовательней. 

Мин хмурит брови и, плотно зажав ладонью рот парню, резко входит. По телу разливается боль, а из глаз непроизвольно брызгают слезы. Постепенно, по мере толчков шатена внутри, взгляд Лу мутнел, и в нем читалось какое-то глупое, отупевшее выражение, как у животного, ловящего кайф от сексуального удовлетворения, - эта была своеобразная нирвана для парня, при этом его стоны, отбивающиеся в руку друга, не прекращались ни на секунду. 

Шатену было страшно на это смотреть, ему было трудно воспринимать, что эта нездоровая зависимость от секса заставляет такого умного парня жить на уровне инстинктов. Он был словно пес, дикий пес, агрессивный и боящийся ярких огней; постоянные поиски того, кто удовлетворит, превращались в смысл жизни. За всем этим он страдал, как не страдают даже самые несчастные – осознавая последствия очередной развратной сцены со своим участием, лицо Ханя жутко кривилось, рот дрожал, а из глаз безмолвно текли слезы.

Счет времени был потерян. Парни просто продолжали наслаждаться друг другом до того момента, как Минсок понял, что больше он не может продолжать. Из Лухана сочилась сперма, он почти полностью был заполнен ей, на его бледном лице выделялись губы, искусанные в кровь им самим. На ладони Мина тоже осталось пару капель. Он подносит ее к себе, смотрит на нее пару секунд, а потом кончиком языка слизывает красные капельки с металлическим привкусом: 

- Доволен? 
- Да-а-а! – на лице невольно растягивается теплая улыбка.
- Вот всегда бы так улыбался, - улыбается в ответ. 
- А какой смысл? – парень пытается сесть на стол, бармен подскакивает и, придерживая его за талию, помогает сесть, - Не хочу улыбаться просто так. Жизнь слишком мерзкая, чтобы я дарил ей улыбку. 
- Будешь продолжать грустить, она станет еще хуже. 
- Да знаю я, но что я поделаю? – Лухан берет в руки салфетку. 
- Очень легко говорить, но ничего не делать! – парень ухмыляется и начинает составлять на стол то, что так быстро смел с него в порыве желания.
- Ты знаешь, я очень слабовольный. Ничего не умею, ничего не могу, - Хань пожимает плечами и начинает собирать свою разбросанную одежду с пола. 
- Все совсем не так, просто ты слишком любишь принижать себя!
- Ты знаешь, какая у меня самооценка, - парень медленно натягивает на себя брюки, попутно поправляя челку. 
- Все будешь скидывать на самооценку – проживешь жизнь зря! 
- Давай без наставлений? Моя жизнь – мои правила! – рявкнул парень, но потом моментально приблизился к другу и поцеловал его. - Merci.

За парнем захлопнулась дверь, оставив Минсока одного в комнате. В ней стоял запах секса, который так или иначе ударял в мозг и заставлял побежать, схватить Лу за руку и снова повалить его на стол. Парень вытащил из кармана пачку сигарет и закурил. Он уже давно пытался бросить, но из-за переживаний все чаще возвращался к своей вредной привычке. 
Шатен здраво понимал, что они с Ханем лишь друзья (точнее, друзья по сексу), их отношения на это заканчивались. Каждый раз, когда после проведенного времени вместе, нимфоман с легкостью покидал своего друга, на душе Мина же скреблись кошки.

Он отвергал то, что влюблен него, он списывал это на то, что ему было просто жаль своего друга. Парень чувствовал свою ответственность над Лу, он заменял ему родителей, которые не так давно умерли, он проверял, нормально ли он питается, пьет ли прописанные ему лекарства, ищет ли себе работу. Но все, что говорил Минсок, Лухану было как об стенку горох – он кричал, бросал трубку, разбивал все, что видел перед глазами. Как бы ни были трудны отношения между этими двумя, шатен не мог отпустить своего друга, ведь он понимал, что просто нельзя оставлять человека одного в трудной жизненной ситуации. Человек может замкнуться, подорвать себе здоровье и, в самом крайнем и ужасном случае, просто покончить с собственной жизнью. 

Выкурив почти половину пачки, Мин опомнился. Выругавшись, он хлопнул дверью злосчастной подсобки и быстрыми шагами направился к выходу из клуба. На улице шел дождь, холодные капли стекали по щекам Минсока, у него насквозь промокли кеды, чуть не облила машина, еще и транспорта почти не было. Но его это не волновало. Он думал лишь об одном: нормально ли добрался Хань до дома, не терзает ли он себя сейчас за то, что снова переспал с другом? 

***

Маленькая квартирка, расположенная в бедном районе, на самой окраине городе. Капли дождя барабанят по стеклу, в котором отражается тусклое свечение лампочки. Комната наполнена мерзким горьковатым запахом лекарств, вперемешку с ароматом крепкого кофе. Лу сидит, прижав к груди худощавые коленки. Перед ним, на маленьком кофейном столике, стоит тарелочка с небольшой горкой таблеток, рядом – кружка с чем-то теплым и пахнущим мятой. Парень вздыхает и тянет руки к своеобразному «ужину». Таблетки, прописанные врачом от гиперсексуальности, запиваются чаем с успокоительными каплями. Неприятный привкус во рту. 
Хань тихо вздыхает и, свернувшись калачиком, устраивается на старом скрипучем диване. Он не замечает, как по щекам начинают стекать капельки слез. Ему опять паршиво на душе. Хотя, для него это стало уже привычным состоянием. Это не депрессия, а просто моральное опустошение, усталость от жизни.

Смотрит на свою левую руку – вся изрезана. Шрамы от старых порезов красные и взбухшие, некоторые раны, совсем свежие, сочатся кровью. Он режет руку просто от боли, наполняющей его сердце после каждого нового полового контакта с малознакомым человеком. Парень не хотел вскрыть таким образом вены, конечно, он подумывал о суициде, но он должен был быть явно не таким. 
Хотя, что о самоубийстве говорить, он уже много раз пытался покончить с жизнью. Но попытки все были неудачными и, судя по всему, бессмысленными. Лу спрыгивал с крыши – падал прямо на тканевой навес магазинчика, глотал таблетки – кто-нибудь умудрялся вызвать скорую помощь, пытался прыгнуть под поезд – опять таки хватали за руку и оттягивали от платформы, голодание – приходил Минсок и буквально впихивал в него еду, надеялся на заражение СПИДом – анализы показывали, что он здоров. Парню казалось, что что-то еще удерживает его на этой Земле.

Но что? Почему он не может спокойно умереть? Он устал страдать от собственно расстройства, отягощающего его существование, устал постоянно менять партнеров, устал постоянно искать их и уламывать переспать с ним. Он не мог найти никого, кто смог бы стать для него единственным, ведь он никогда не влюблялся. Ему было чуждо это чувство. Он отвергал все попытки партнеров стать его второй половинкой, хотя сам потом страдал от того, что у него не было серьезных отношений. Страдал, что не может быть любим. 

Парадоксальный человек, ходячий оксюморон.


научись ценить того, кто ближе остальных.
 
ШипперНеканоновДата: Пн, 01.02.2016, 22:24 | Сообщение # 4
Сонбэ

загрузка наград ...
Модератор
Сообщений: 1644
Offline
III

Сумерки опустились на улицы города. Наступает то время, когда прилежные семьи, одинокие и замкнутые подростки, пожилые люди отсиживаются дома, а золотая молодежь выходит на улицы, чтобы отправиться в многочисленные городские клубы, дабы развлечься и с кем-нибудь познакомиться. 
Хань переоделся в узкие черные штаны, полупрозрачную майку,сверху накинул рубашку. Вертится напротив зеркала – из отражения на него смотрит худощавый, бледный парень с темными кругами под глазами. Он все равно прекрасен, просто ему нужна настоящая любовь. Любовь - инструмент для совершенствования, которая еще и дает веру в себя, которая дает понять человеку, что он не зря живет, что все трудности мы проживаем не зря.

Но пока что он не понимает ее надобности, а просто выходит на очередную вечернюю «охоту». За полчаса парень добирается до клуба. Быстро преодолевает фейс-контроль и толкает дверь в помещение, за которой долбит музыка. Толпы подвыпивших девушек, громкие разговоры, сливающиеся с громкой клубной музыкой, топот каблуков по танцполу… 
Глаза быстро привыкают к резкой смене цветов от прожекторов. Парень направляется в сторону барной стойке, улыбается пышногрудой девушке и заказывается у нее «Отвертку». Пока заказ исполняется, парень осматривает все вокруг. 
Для него это привычная схема, по которой он действует вне зависимости от клуба. Он проходит охрану, заказывает какой-нибудь коктейль, за время его изготовления бегло осматривает лица молодых людей вокруг, выпивает коктейль, потом идет на танцпол, немного танцует, чтобы не вызвать подозрения, танцует и с девушками, и с парнями, потом падает на диванчик и там уже ждет, как будут развиваться действия дальше. 

И вот он, проделав большую часть своих постоянных действий, сидит на диванчике, закинув ногу на ногу. Тут уже все зависит от ситуации: иногда к нему сами подходят знакомиться, иногда же ему приходится действовать самостоятельно. Парень понял, что выбрал неправильный клуб, когда в буклете публичного заведения прочитал, что именно в этот день тут действует правильно: «Каждый парень может предложить девушке провести с ним ночь и, может быть, утро, а она не вправе отказаться». Поэтому сегодня парни заняты охмурением представительниц прекрасного пола.

«Скучно. Как хорошо же быть бабами, надеваешь себе платья с декольте да покороче, туфли с каблуком повыше и все – парни валяются у тебя в ногах. Как бы не хотелось парня, я на такую низость не пойду! – Лу, успев заказать себе еще один коктейль, неспешно потягивал его через трубочку. – Хотя, что я могу говорить о низости, если я каждый день бегаю и ищу себе очередного временного любовника…».

- Доброго вечерка! – размышления парня прервал чей-то низкий голос. 
- Ну, доброго! – Хань с интересом поднимает глаза – перед ним стоял мужчина возраста около 40 лет, европейской внешности, уже с небольшой сединой на висках. 
- Чего один сидишь и не знакомишься с девушками? – мужчина присел рядом, он очень хорошо говорил на чужом для него языке.
- Не заинтересован пьяными девками, - парень еле ухмыльнулся: рыба сама попала на крючок, главное, чтобы не сорвалась раньше времени! 
- Вот и правильно. Представлюсь, меня зовут Джошуа Блэк! – протягивает руку. 
- Лу Хань. Приятно познакомиться, - парень трясет большую мужскую ладонь. 
- Не выпьешь со мной за компанию? 
- Если вы заплатите, - в глазах парня начинают мелькать маленькие искорки чертенка.
Джошуа (или просто Джо) заказывал один коктейль за другим, заставляя попробовать каждый из них Ханю. Разболтавшись, он узнал, что Блэк приехал из Америки по рабочим делам – что-то случилось в филиале его компании. Его хобби – учить языки. А в клуб он пришел, чтобы отвлечься от отсчетов и прочих рабочих деталей. 
Чем лучше Лу узнавал иностранца, чем быстрее увеличивался процент алкоголя в его крови, тем больше нарастало желание сексуальной близости. Продумав свой план, он решает действовать. 

Спустя полчаса Лу идет по коридору вместе с Блэком, они собираются покинуть клуб. В коридоре темно и безлюдно, поэтому Лу решился: 
- Джо! - как только он поворачивается, Хань неожиданно резко и сильно толкает мужчину к стене, - Исполнишь одну мою просьбу? 
- Говори, - в глазах Блэка читается отнюдь не испуг, а, скорее, некий интерес. 
- Как насчет переспать? Просто провести одну ночь вместе, а потом разбежаться? 
- Какая странная просьба. Но я люблю все нестандартное. Особенно странно видеть от такого маленького и изможденного мальчика такую дикую силу с целью лишь того, чтобы просто переспать без обязательств, - ухмыляется.
- Скажи уже: да или нет? 
- Предположим, что да. 
- А теперь без «предположим».
- Согласен, - мужчина неожиданно хватает Лу за правую ягодицу и сжимает ее. 
- Крутенько. Но учти, меня трудно удовлетворить, - парень проводит пальчиком от кадыка до низа живота Джошуа, на что тот тихо смеется и, схватив младшего за руку, тянет за собой к выходу.

Как и положено, у крутого богатого мужика есть крутой спорткар, на котором он пафосно разъезжает по улицам города, демонстративно нажимая на тормоза, сигналя дешевым легковушкам на светофорах. Это был первый раз в жизни, когда Хань прокатился на такой дорогой машине. Хотя, он и на простых машинах почти никогда не катался. Джо обещался заплатить за отель и сделать все так, что Лу запомнит его надолго. Над последней фразой парень от души посмеялся, ведь многие, кто говорили так, забывались быстрее всего. 

Они зашли в первый попавшийся отель. Пока Блэк что-то обговаривал с администратором, Лу ходил по комнате, изучая ее обстановку. Она чем-то напоминала комнату подростка в достаточно мрачной манере исполнения, зато с большой и очень мягкой кроватью. Наиболее больший интерес у Ханя вызвали стены, которые были обклеены чем только попало: постеры разных групп, вырезки из журналов, фотографии как более старые, так и совсем свежие. Видимо, владельцам отеля нравилась такая тематика в номерах. 
Рассматривая все по очереди, парень остановился на наиболее интересной фотографии. Она была свежая – ее сделали буквально неделю назад, черно-белая. На фото был запечатлен молодой парень, лет 18-20. Сразу было понятно, что он танцор: правая рука заносится над левой, лежащей на его бедре, туловище наклонено в левую сторону - четкие и правильные движения. Черные зауженные штаны красиво обтягивают стройные ноги с красивым рельефом мышц, легкая ткань рубашки, выбившаяся из пояса брюк, развивается в воздухе. На одно лицо парня Лу смотрел около пяти минут. Незнакомец был изображен в профиль, хоть он и не смотрел в камеру, его взгляд был пронзителен, полон уверенности и концентрации. Пухлые губы приоткрыты и чувствовалось даже, как он дышит сквозь них.

Парень так засмотрелся на фотографию, что не заметил, как в комнату зашел Джо. Он поставил на пол какой-то пакет и стал чем-то греметь рядом с небольшим столиком, стоящим по центру комнаты. 
- Молодой парень хочет своего ровесника? – Хань повернулся на пятках. – Извини, но сегодня даже не думай. Ты в моем распоряжении, хоть только на одну ночь. 
- Не твое дело, - парень почесал затылок и медленно пошел к мужчине.

Тот протянул ему бокал с пузырящейся жидкостью. Несмотря на то, что алкоголя сегодня было выпито много, парень не мог отказаться от бесплатного шампанского. Оно как-то странно горчило. Но, лишь чуть-чуть поморщившись, Лу опустошает весь бокал, ссылаясь на избалованность более дорогими напитками. После опускается на кровать рядом с Блэком, тот моментально притягивает Лу к себе и целует. От Джо слишком сильно разит алкоголем и резким одеколоном. А целовался он… Ну, прям как двенадцатилетний пацан. Языком вообще не мог управлять. Лу это совершенно не понравилось. 
«Боже мой, вроде взрослый мужик. Даже алкогольное опьянение подавить не в состоянии. Докатился я, ложусь в кровать с теми, кто мне в отцы годятся. Ну, зато у евроейцев, говорят, с размерами все просто отлично…» - думая про себя, Хань не замечает, как мутнеет у него перед глазами, и тело расслабляется все сильнее. 

*** 

Хань морщит нос. Как долго он спал? Пытается потереть глаза, но руки закреплены холодными металлом. Он чувствовал холодок не своей коже – Джо уже успел раздеть парня до трусов.
«Ага, поBDSMиться захотел? Ну, посмотрим, что это будет…» - Лу ухмыляется. Чувствуя, что Блэк садиться на кровать, медленно открывает глаза. Мужчина смотрит на него довольно и жадно, в руках он вертит белую свечу. Парень невольно вскрикивает, а перед его глазами проплывают детские воспоминания: коридор, дверь, комната, коробка, женщина в бандаже. 
- Занятная штука, верно? Особенно, если разжечь. И тепло тебе, и аромат кокоса, и занимательная прелюдия, - парень осознает, что Джо уже достаточно давно не имел ни с кем контактов или же именно в такой форме, ведь было ясно, что он долго планировал начать занимательную процедуру соития именно таким образом. За многие годы беспорядочных половых контактов парень стал немного разбираться в людях, точнее, в их сексуальных склонностях и странностях. Но вот ведь парадокс: как бы это было неприятно, что человек не совсем в адекватном состоянии и неизвестно, чем закончится такой секс, но возбуждение в парне росло со скоростью геометрической прогрессии. 

«Чертов нимфоман!» - вопит внутри себя Хань, но при этом, закусив губу от удовольствия, наблюдает, как Джо разжигает зажигалкой маленький фитилек свечи. Маленький язычок пламени начал биться из стороны в сторону из-за дыхания мужчины, Джо поставил свечку на ближайшую тумбочку и, быстро развернувшись, схватил Лу за подбородок, задирая его вверх, к собственному лицу. 
- Готов поразвлечься? – получив утвердительный кивок, мужчина начинает целовать парня в губы, щеки, лоб, постепенно опускаясь на область шеи и ключиц. Неожиданно быстро нежные поцелуи перерастают в грубые укусы и засосы. Но ничего не может поделать с собой парень – он только громко стонет, извиваясь, открывая тем самым новые участки своей бледной кожи, которые быстро покрывают ярко-красные пятна. 
Видимо, мужчине доставляло удовольствие издеваться над кожей партнера, поэтому, оторвавшись от шеи парня, он взял в руки свечку, в которой скопилось уже много жидкого воска. 

Не говоря ни слова, он заносит свечу над парнем. Первая капля воска падает на правую ключицу, на что Лу только чуть морщиться, не чувствуя никакой серьезной боли. Заметив это, Джо недовольно зарычал и опрокинул свечку так, что достаточно большое количество воска вылилось прямо на грудь, тем самым задев чувствительный сосок. Вот тут-то уже парень издал неожиданно громкий крик, инстинктивно отворачиваясь на бок. Такое поведение младшего не понравилось Блэку: он сел парню на бедра, резко схватив его за плечо, положил его обратно на спину и больно ударил парня по щеке с гулким шлепком. Шокированный таким поворотом событий Хань медленно поднимает глаза на старшего: его глаза наполнены злобой и жадностью, он опять заносит свечу, разливая болезненные ощущения по коже парня. Ему ничего не остается делать, как кричать от дикой боли и, в то же время, нереального удовольствия. Как только Блэку надоедает слушать крики, он откидывает тлеющую свечку в стену и снова принимается терзать не залитые воском участки кожи пассива. 

Опустившись до низа живота, он поднимает еще более злые глаза на раскрасневшегося Ханя. Видимо, факт психогенной импотенции его не порадовал. Парень ничего не мог поделать, он лишь тихо вздохнул. После нескольких секунд тишины, мужчина неожиданно резко и с силой переворачивает парня на живот, крепко вжимает его туловище в кровать, а бедра, наоборот, поднимает вверх. Что-то бормоча себе под нос, кидает на кровать баночку смазки и что-то, что не попало в поле зрения парня, но мысленно он догадывался, что это могло быть. 
Лу не вырывается, а покорно ждет, когда же наконец-то он получит то, ради чего он в очередной решил лечь под малознакомого человека. Он слышит хлюпающий звук смазки, выдавливаемой из тонкого горлышка тюбика, непроизвольно двигает бедрами в разные стороны. Резко вдыхает, чувствуя, как холодный смазанный палец Джо надавливает на сфиктер и аккуратно погружается внутрь фалангой за фалангой. Через какое-то время к пальцу добавляется второй, третий. До этого парень лишь тяжело дышал, не испытывал дикого удовольствия, ведь Блэк так и не смог нащупать простату. Но как только младший почувствовал, что в него пытаются запихнуть еще и четвертый палец, он недовольно вскрикнул. Неожиданно, но мужчина вытащил все три пальца сразу, заставив парня повторно негодовать. 

«Видимо, он нацелен не на то, чтобы удовлетворить меня, а просто попробовать все то, что успел посмотреть в дешевом порно-фильме! Хочу уже член! Оргазм получить хочу! Хочу быть удовлетворенным!» - внутренне парень уже почти на гране срыва, а снаружи он постанывает и нетерпеливо крутит задницей, ощущая неприятную пустоту. Неразборчивое бормотание мужчины заставляло Ханя беситься еще больше, он хочет секса, скоро сойдет с ума от чувства возбуждения, которое партнер не может удовлетворить. Лу уж было хотел развернуться и зарядить Джо пяткой в висок, как услышал тихий вибрирующий звук. 
Через секунду он чувствовал приятную дрожь на спине, потом она постепенно переместилась на ягодицы, а с них неожиданно резко вошло в анус. Тихо вскрикивая, парень двигается навстречу к вибратору, стараясь насадиться под таким углом, чтобы вибрация простимулировала простату. Но Блэк, кажется, был против этого и свободной рукой схватил парня за бедро, не давая ему двигаться. Хань аж заскулил от досады, на что мужчина сдавленно засмеялся и резко засадил вибратор под нужным углом. В этот момент в глазах парня взорвались тысячи фейерверков. Громкие стоны гулко отдавались ему внутри черепа, все тело дрожало от удовольствия. Но как только вибратор заменил реальный член, ноги парня просто-напросто подкосились – волны удовольствия накрывали его одна за одной. В голове было пусто, Лу просто не мог соображать в такой ситуации. Его лицо опять приняло жуткий вид маньяка-нимфомана, с края губ стекала слюнка. Животное, кто же тебя когда-нибудь приручит?..

***

После столь приятного для его пристрастия времяпрепровождения Хань посапывал под мягким одеялом. Проснувшись в прекрасном настроении, он медленно выползает с пригретого места. Он спешит в душ, дабы сразу после секса ему было трудно не то, что позаботиться о личной гигиене, даже на другой бок перевернуться.

Прохладные капли воды заставляют парня окончательно проснуться. Он неспешно шлепает голыми ногами по холодному кафелю, подходя к запотевшему зеркалу, легкими движениями ладони стирает стекло. Как только Хань рассмотрел свое отражение в зеркале, в горле встал ком: шея покрыта бордовыми, синеватыми, зеленоватыми засосами, их было так много, что можно было подумать, что его очень долго лупили ногами в шею. Такие же пометки встречались по всему телу, они начинали болеть даже при легком прикосновении к ним. Парень прикусывал дрожащие губы, не отводя взгляда от себя в зеркале. Он всхлипнул раз, потом еще, потом еще и еще, а уже через пару минут он рыдал, упав на колени по середины ванной комнаты…

Лу буквально выполз из злополучной комнаты и, задыхаясь в собственных рыданиях, пытался найти глазами свою сумку. Обнаружив ее, он дрожащими пальцами ищет внутри ее содержимого успокоительное. Проглотив таблетку, падает на спину, чувствуя, как соленые капельки слез затекают прямо в уши. Его тело дрожит, он пытается успокоиться. 
«Опять. Я опять переспал с почти незнакомцем. Ненавижу. Себя. И его. Все ненавижу. Почему я не могу просто сдохнуть?» - на последней фразе изо рта парня вырывается протяжный стон и слезы начинают литься с большей силой. Продолжая утопать в своих рыданиях, Хань тянется к коробочке с лекарством. 
«Ты меня и спасало, ты меня и убьешь!» - шепчет он, высыпая в руку все оставшиеся таблетки. Смотрит на них: такие маленькие, белые, круглые шарики. Спасают людей от страданий, волнений, страхов. А проглотишь их чуть больше нормы, и раз – заснешь спокойным и мирным сном. Навсегда. 

Медленно подносит руку ко рту, приоткрывает губы, высовывает вперед язык, собираясь уже взять в рот своих маленьких убийц. Но вдруг он остановился. Фотография. Та самая фотография, которой он любовался прошлым вечером. Абсурд, какой абсурд! Она не может спасти жизнь этого несчастного малого!
Но нет, слабо держась на ногах, он идет к стене. Прикладывает руку на снимок. Гладит. Слабая улыбка. Таблетки падают на пол с тихим стуком. Аккуратно, чтобы не повредить снимок, отделяет его от стены. Теперь снимок у него в руках. Доволен? Можешь идти домой, обуреваемый мечтаниями о парне с фотоснимка. Как бы глупо не звучало, но он – твой очередной спаситель от попытки суицида, а, может быть, что-то большее.


научись ценить того, кто ближе остальных.
 
ШипперНеканоновДата: Пн, 01.02.2016, 22:25 | Сообщение # 5
Сонбэ

загрузка наград ...
Модератор
Сообщений: 1644
Offline
IV

Засосы с каждым днем становились все темнее и темнее, парень прятал их под широкими шарфами, кофтами с высокими воротами, а когда любовники, которых Лу благополучно вынуждал спать с ним, видели эти темные метки, добавляли ему еще парочку таких от себя. 

- Когда я смотрю на твою шею, у меня возникает чувство, что ты решил повеситься, но веревка оборвалась, оставив эти омерзительные следы, - морщится Минсок, взбалтывая шейкер. 
- Лучше бы это было действительно так! – опустевшие глаза Лу уставились кофемашину. 
- Кофе? Что с тобой? Ты обычно берешь что-то более крепкое. 
- Я не сплю уже вторые сутки. 
- Занимаешься самобичеванием? 
- Не твое дело.

Мин только вздыхает и включается автомат с кофеиновым напитком. Ему было трудно смотреть на друга. Он переживал за него в сотни раз больше, чем за себя. Хань все худел и худел, его кожа становилась все бледней, со щек сошел румянец, большие выразительные глаза были сильно опухшими. Так паршиво, что зависимость превращает людей в бесчувственных сомнамбул:
- Лухан, - в этот момент парень поднимает грустные глаза на Минсока, - Пошли ко мне? Посмотрим фильм, закажем пиццу, поговорим. Может, тебе станет легче! 
- Нет. У меня дела.
- Ты уже опять нашел?.. 
- Мне надо идти, - Лу перебил друга, резко встал со стула, - Все будет в порядке, не волнуйся. Пока! 
- Пока, - озадаченно пробормотал шатен, наблюдая, как знакомая фигура быстрым шагом удаляется в сторону выхода из клуба. 
- Хэй! Мин, будь другом, налей стакан воды с лимоном! – отвлек бармена от наблюдения запыхавшийся, но довольный парень, чьи глаза ярко и радостно горели. 
- Держи, - Минсок улыбнулся и протянул парню стакан, -Ну что, Чонин, как работается? 
- Шикарно, – заливается смехом. - Тут уж куда круче сцена, чем в «Восточном квартале», плюс еще и публика приятная. 
Шатен кивнул танцору и вернулся к исполнению собственных обязанностей. 

***

Лу стоит прямо у входа в клуб, откинувшись спиной на холодный камень. Стоял он так уже минут пятнадцать, но продолжал терпеливо ждать. Мимо него нескончаемым потоком несся народ, который стремился попасть в это злачное заведение.

«Странно, обычно тут не бывает так много народу!» - удивленно вскинув брови, парень смотрел, как охранник еле как сдерживает волну кричащих девушек и парней. Причина столь дикого интереса стала известна буквально через пару минут: рядом с входом, только с противоположной стороны были наклеены плакаты, да еще и в таком количестве, что перекрывали друг друга. На них были изображены парни-танцоры, стоящие в три четверти оборота к зрителю, они перешли на постоянную работу в этот клуб. Как понял Хань, у этих парней просто куча фанатов. 
«Было бы круто переспать с каким-нибудь из этих красавчиков, говорят, что танцоры хороши в постели!» - как только мысль об этом пронеслась в голове у парня, он, как обычно, с силой ударил себя по щекам.

- Ммм, а я думал, что ты не придешь, - на плечи Лу опустились крепкие руки. 
- Это было бы неприлично не явиться, при этом не предупредив, Се, - парень сглотнул. 
- Да ну, на тебя не похоже, - Сехун тихо засмеялся, переместив руки на бедра парня, - Просто признайся честно, что ты хочешь, чтобы тебя наконец-то хорошо трахнули. 
- Просто скажи, сколько вас будет. 
- Пятеро. Хочешь больше? Устрою! – мягко поглаживает бедра. 
- Пятеро? – парень на секунду опешил. - С какого хрена?
- А тебе ли не суть? Ты только сейчас ведешь себя как целка, а спустя полчаса уже будешь вертеть своей задницей перед нами, упрашивая, чтобы тебя поимели, как следует! - от одной мысли о том, что безумие возьмет над ним верх, Хань вздрагивает. – Что? Только не говори, что не хочешь и боишься? Ха-а… Не узнаю того бешеного нимфомана, что накинулся на меня полгода назад с криками: «Переспи со мной! А то все узнают, что ты ходишь по гей-клубам!». 
- Пошли уже, - сквозь зубы процедил Лу и пошел за довольно улыбающимся Сехуном в черный ход клуба. 

***

Чонин, тяжело дыша, спрыгивает со сцены и бежит за кулисы. Сегодня была его первая ночь на новой работе. Публика рукоплескала, софиты светили прямо в глаза, музыка долбила на полную мощность. Именно на сцене Кай, как его называли друзья и поклонники, чувствовал себя самым счастливым человеком. 

О, это приятное волнение перед выходом на сцену! Когда ты стоишь за кулисами, смеешься как идиот, прыгаешь с места на место, кричишь, что провалишься… А потом, как только тебя объявляют и ты делаешь первые шаги по сцене, все переживания забываются. Ты просто живешь сценой, кайфуешь от самого себя, вживаешься в образ и доносишь его как можно точнее своим поклонникам. И по окончанию выступления чувствуешь эйфорию и спокойствие. И когда испытываешь все эти чувства по сто раз подряд, становишься зависим от этого, но, конечно, адекватно.

Парень раздает всем ребятам из группы «пять» и быстро спешит в гримерку. Там он перекусывает, отпивается водой, а которой он только и мог мечтать на протяжении всего выступления, быстро переодевается и спешит поскорее выйти из клуба. Впереди у него есть всего 10 часов на сон, а потом репетиция и работа до самого раннего утра.

На улице прохладно. Но очень красиво: легкая дымка тумана поднимается от асфальта, а за невысокими крышами домов встает солнце, разливая теплые краски по всему небосводу. Кай вдыхает влажный воздух полной грудью и улыбается. Как хорошо, так тихо, нет ничего красивее улиц города ранним утром, когда большая часть народа еще спит по домам. 

Неожиданно тишину улицы разрушил тихий, сдавленный хрип. Чонин от неожиданности вздрогнул и стал искать глазами источник звука. Рядом с черным ходом сидел парень: под правым глазом у него был огромный синий фингал с кровоподтеком, вся шея была в похожих синяках, белая рубашка была измята, неправильно застегнута и воротнике была испачкана пятнами экстравазата, а с кисти руки, которая лежала на коленях, стекала бордовая кровь. Видимо, рана была глубокая и задела вену, потому что кровь залила ткань брюк на коленках и стекала на асфальт. Кай промедлил лишь пару секунд, после чего моментально упал на колени и протянул руку, чтобы потрогать пульс на шее. Незнакомец тихо застонал, когда пальцы Чонина дотронулись гематом. Пульс был слабый, парень еще жил, но находился в плачевном состоянии. Танцор выругался и бросил сумку рядом – он не мог оставить человека умирать. Пока одной рукой он набирал телефон скорой помощи, второй он искал внутри сумки что-то наподобие жгута. Когда вызов был назначен, парень подхватил тонкий ремешок и затянул его чуть выше кровоточащей раны, как только кровь перестала течь, он обмотал кисть бинтом, найденным в сумке. Услышав шум сирены скорой помощи, Кай аккуратно подхватил незнакомца на руки, донес до самой машины, поехал с ним, чтобы знать, будет ли все хорошо. Рассматривает парня: жалость – первое слово, которое приходит в голову, приятные черты лица, но при этом впавшие щеки, худые пальцы, бесконечные порезы на руках, синяки… Видимо, парня кто-то хотел убрать с лица Земли. Хотя, может, парень сам себя попробовал уничтожить? 

Кругом все белое, стерильное, пахнет медикаментами. Несмотря на раннее утро, по коридору ходят медсестры, смену сдающие и принимающие, врачи сонно потягиваются и идут на срочные операции и осмотры. Чонин сидит в коридоре и ждет ответа медиков. Спрашивается, чего это он сидит? Он же совершенно не знает этого несчастного. Впервые в жизни видит. Но что-то колит на душе, все равно волнуется, он не бесчувственный сухарь же. Парень понимает свою ответственность, ведь если бы он не вышел так быстро из клуба, не оказал первую помощь, не вызвал скорую помощь, тот парень мог умереть! А ведь, кто знает, его дома могут ждать родители, братья, сестры, лучший друг или же девушка. Ну, в крайнем случаи хомячок в банке, но все-таки кто-то дорожит им. Жизнь – самая большая ценность, дарованная нам еще при рождении, как думал Кай.

Неожиданно дверь напротив открылась, и из нее вышла молодая девушка в белом халате. Она, заметив полный надежды взгляд Чонина, улыбнулась и заправила прядку черных волос за ухо: 
- Это вы приехали с Ханем? 
- Ханем? – парень удивленно вскинул бровь. 
- Ну, парня с кровотечением зовут Лу Хань, - девушка засмеялась, - Значит, вы с ним не знакомы.
- Есть такое, я увидел его рядом с клубом и исполнил свой человеческий долг. 
- Побольше бы таких людей! – доктор похлопала парня по полечу. – Если бы ты не вызвал скорую вовремя, то парень был бы уже испустил дух!
- Ого! – парень присвистнул. 
- Вот так вот! Так что он должен быть тебе благодарен. 
- Да ладно уж, - Кай улыбнулся, - Его жизни ничто не угрожает? 
- Нет, руку мы уже зашили, раны и синяки смазали. Бедный малый, уже в который раз пытается расстаться с жизнью. 
- Он самоубийца? 
- Нет, таких людей нельзя назвать самоубийцами. На это у него есть свои причины. Я их разглашать не в праве, - девушка продолжает улыбаться, - Если вас это интересует, то спросите у него сами. 
- Нет, простите, я уже должен идти! – парень вскочил с диванчика и поклонился. 
- До свиданья! – девушка поклонилась в ответ и зашла обратно в палату.

Солнце уже высоко подняло и его лучи падали на спокойное лицо Лу. Он наконец-то крепко спал, его жизни ничто не угрожало.


научись ценить того, кто ближе остальных.
 
ШипперНеканоновДата: Пн, 01.02.2016, 22:26 | Сообщение # 6
Сонбэ

загрузка наград ...
Модератор
Сообщений: 1644
Offline
V

- Ты не охренел ли?! А что было бы, если бы рядом никого не оказалось? – Лу резко отводит трубку от уха и глубоко вздыхает.
- Не ори на меня, э!
- Я понимаю, что ты любишь хамить, но скажи честно, тебе наплевать на то, что я за тебя волнуюсь?!
- Если бы я сдох, то тебе было бы легче.
- Не опускайся на уровень девочки-подростка. Ты еще пойди, послушай эмо-кор и пореви своему плюшевому мишке!
- Бастиана не трогай! – рявкнул Хань и бросил трубку.

Он устало опустил голову на подушку. Тело, раны, голова уже почти не болели, зато паршивое чувство от того, что он до сих пор жив, травило душу. После вчерашнего «культурного» вечера ничто не могло парня остановить приложить на себя руки. Таким униженным он себя еще никогда не чувствовал. Самое мерзкое, что его тело снова требовало такой грубой и беспорядочной долбежки, как это было в этом злополучном групповом сексе. Те парни были беспредельно счастливы, что им достался именно такой пассив, ведь он совершенно безотказный. Любой другой бы просто изрыдался лишь оттого, что ему просто-напросто кончили на лицо. Хань заметил, что у него стали образовывать провалы в памяти: он помнил, как выбирал партнера, как уговаривал, как ехал в квартиру, предварительные ласки, а потом пустота и мерзкие хлюпающие звуки, отвратные крики: «Еще!», «Глубже!», «Сильнее!». Потом парень уже вспоминает все, что было, а дальше паника, истерика, непереносимость самого себя, очередной порез, кровь, таблетки…
И это замкнутый круг. Изо дня в день все шло как обычно, ничто не могло нарушить этот жуткий цикл. Хотя нет, что-то да может. Либо смерть, либо настоящие чувства. Хотя сам Лу больше склонялся к первому.

- Доброе утро, Хань! – девушка-доктор заходит в палату.
- Доброе, доктор Ван.
- Как самочувствие? Жалоб нет?
- Если жуткое желание сдохнуть – жалоба, в то есть.
- Ну, ну! – девушка присаживается на край кровати. – Не надо так говорить. Ты должен быть наоборот счастлив, что жив! Такой хороший парень… - ловит на себе укорительный взгляд, - Если бы не юноша, который доставил тебя сюда, ты бы умер на месте…
- И было бы правильно! – перебил ее Лу, замолчал на секунду и спросил, - Что за парень?
- А, ты же с ним не знаком… Его имя я не знаю.
- Как выглядит хоть?
- Ну… Краси-и-ивый! – Ван хихикает, как маленькая влюбленная дурочка.
- Мда. Женщины.

Весь остаток дня, проведенный в больнице, Хань лежал с закрытыми глазами. Он пытался хоть что-то вспомнить о его «спасителе». Какие бы попытки он не предпринимал, но вспоминались только мягкие пальцы, сильные руки. Пожалуй, на этом все его воспоминания и закончились.
Выходил из больницы Лу, находясь в приятном состоянии полудремы и полного расслабления – предусмотрительные врачи накачали его таблетками, тем самым стремясь огородить его хотя бы на сегодня от половых контактов, которые могли бы и кожу его изувечить, и опять привести его в больницу при попытке суицида.

На самом деле парень безумно не хотел домой. Там пусто и холодно. Но куда деваться? Надо же выспаться где-то, не на улице же заночевать. Когда он подошел к двери в квартиру, он заметил, из нее торчали извещения. Счет за свет, счет за электричество, счет за воду, предупреждение о выселении за неуплату налогов – мусор. Парень хмыкнул, выкинул конверты в мусорный бак и громко хлопнул дверью.
В квартире было темно и пахло сыростью. Свет Хань не включал – за него и так большой счет. Парень упал на старый диван посередине комнаты и закрыл лицо руками. У него уже просто не осталось денег. Он продал почти все, что было у него в квартире. В ней почти ничего не осталось: несколько кухонных шкафчиков, чайник, мультиварка, старенький холодильник, диван, столик, который ему заменял и обеденный, и кофейный, небольшая кровать и комод. Буквально месяц назад он продал телевизор и компьютер, чтобы купить себе лекарства и кое-что, чтобы потешить себя. На карточке, оставшейся от родителей, было совсем немного денег, которых еле хватало на лапшу быстрого приготовления.

Надо бы устроиться на работу, хотя бы на полставки. Но ничего их этого не выйдет, потому что, узнав о его болезни, работодатели начинали нервно поправлять галстуки и отказывались от такого работника. Многие его любовники говорили, что этот недостаток, в виде гиперсексуальности, можно превратить в достоинство – пойти работать шлюхой по вызову. Но нет уж, простите, окончательно растерять чувство собственного достоинства он не хотел. Похвалив себя за эту мысль, Хань грустно потер живот. Кушать хотелось. А в холодильнике мышь повесилась. Поэтому, глотнув немного кипятка, он решил заснуть. Всю ночь ему снились кошмары, он просыпался в холодном поту, с криками и дрожащими руками. Он стал совсем слаб.

***

- С тобой нужно что-то срочно делать! – Минсок выставляет на столик несколько контейнеров, пока Лу пьет теплый кофе.
- Сдать в психушку.
- Ну, какую еще ерунду скажешь? – Мин поджал губы. – Тебе не надоело еще?
- Что надоело?
- Нести несусветную чушь. Говоришь глупости, думаешь, что это смешно!
- Разве я говорю, что это смешно? – парень зло уставился на друга.
- Нет, но я это чувствую.
- А ты не охренел ли? – со злости Хань запускает пустую пластиковую кружку в шатена, но тот моментально словил ее и поставил на стол.
- Лухан, успокой свою агрессию! – парень садится рядом с другом и прижимается своим лбом к его. – Я желаю тебе только лучшего, пойми! Я не могу достучаться до тебя! У тебя совершенно другое мнение обо всем, но послушай ты меня хоть раз!
- Валяй, - почти шепотом произносит Лу и опускает глаза.
- Тебе нужно самому разобраться в себе. Не всегда я смогу быть рядом с тобой. Пойми, я знаю, как тебе трудно, как ты ненавидишь себя, свои привычки. Но если ты будешь только страдать из-за этого, рыдать и пытаться совершить самоубийство, то все в жизни так и останется! Тебе нужно, в первую очередь, понять себя.
- Так говоришь, словно я себя не знаю. А знаешь только ты.
- Я не говорю, что знаю тебя идеально. Ты все равно несколько скрытен, не замечаешь?
- Ты знаешь слишком много про моих родителей.
- Не забывай, я много раз бывал у тебя дома и общался с ними.
- Ну… А как я разберусь-то в себе? - парень решил перевести тему.
- В этом я тебе не помогу. Знаешь, у меня есть знакомый, он психолог. Я запишу тебя к нему, если ты захочешь, конечно.
- Психолог? – недоверчиво смотрит. – Да я у этих психологов полжизни провел! Они же меня в психбольницу сдать хотели!
- Давай начнем с того, что в психбольницу сдают не психологи, а психиатры. Это две разные профессии! Психологи, в первую очередь, помогают устояться личностным качествам, помогают в трудных жизненных ситуациях, учат человека верить в себя, поддерживают и дают советы. А психиатры лечат психические расстройства, путем их диагностики, исследования или же проводят профилактику их развития. («Хотя, ему тебя тоже стоит показать…» - грустно подумал Мин).
- Психологи безопаснее.
- Правильно. Но ты же сам несколько минут назад предлагал сдать тебя в психушку, - Минсок рассмеялся, - Уже не хочешь?
- Что-то расхотелось, - Лу открыл пластиковую банку и принялся поедать кимчи, в комнате на несколько секунд повисла тишина, - Ну, чего замолчал? Записывай меня к своему сердцеведу.

На просьбу парня шатен лишь засмеялся и по-дружески погладил его по голове, приобнял. Хань лишь вздохнул, но ему так нравилось, что к нему испытывают теплые чувства.

***

Лу поправил капюшон толстовки. Он стоял напротив зеркального небоскреба, который о форме напоминал свечку с высокой антенной-фитилем наверху. Изнутри здание напоминало огромный муравейник: туда-сюда сновали люди в деловых костюмах, из огромных лифтов каждую минуту выходил и офисный планктон, и девушки модельной внешности, и девушки, ученицы закрытых пансионов, в красивой форме молочно-бежевых оттенков. От такой толпы у Ханя на секунду открылся рот. Но потом, придя в нормальное состояние, он направился к стойке информации. Рыжеволосая девушка, стоявшая в свободном окне, отчеканила заученный текст:

- Здравствуйте, рады приветствовать вас в офисном центре «Пик-ай». Чем могу помочь? У вас назначена встреча?
- И вам не хворать. Ну, можно и так сказать. Не подскажите, где тут психолог принимает?
- Какой именно?
- Эээ, ну, погодите, - парень полез в карман за бумажкой, на которой было написано имя специалиста, - Хуан Цзытао.
- Хуан Цзытао принимает на 64 этаже в самой первой двери налево. На ней висит вывеска, так что вы без проблем найдете ее, - девушка что-то быстро набрала в компьютере, - Лу Хань? Он вас уже ожидает. Поспешите.
- Спасибо, - Лу поклонился и быстрым шагом направился в один из лифтов, расположенных прямо рядом со стойкой.

В него его буквально внесла толпа народу. Он оказался в самой середине, так что кнопку нажать у него не вышло. Впрочем, этого и не надо было, лифт ехал быстро, но при этом останавливался на каждом этаже по очереди.
Парень оказался зажат между двумя девушкам. Одна, что постарше, спокойно стояла и читала какой-то финансовый отсчет, а друга, совсем школьница, то и дело расстегивала молнию на курточке, под которой оказался лишь лифчик. При этом она кидала несколько стеснительные, но требовательные взгляды на Ханя и как бы невзначай подпихивала его в бедро или же дотрагивалась до его руки. Первые десять этажей он тупо игнорировал эти действия, следующие пятнадцать он начинал злиться и уже на сороковом раздражено повернулся и, наконец, выдал:
- Расстегивай свою несчастную курточку перед одноклассникам, держи свою гиперсексуальность при себе и умей скрывать ее в публичных местах, где много народу! И вообще, я не по девушкам.
Последняя фраза затерялась в раздраженном шепоте толпы, а пристыженная девушка быстро заметалась и, еле успев застегнуть куртку, выскочила на первом попавшемся этаже под громкие крики пожилой дамы, которая стала грозить ей сумкой вслед.

«Господи, неужели я тоже так выгляжу со стороны?» - Лу закрывает глаза и трясет головой из стороны в сторону. После 56 этажа почти весь народ вышел. В лифте осталась только девушка и парень с бейджиками, видимо, они были стажерами. Буквально через пару секунд двери открылись на 60 этаже. Пока парень разглядывал свое отражение в зеркале, послышался звенящий звук, к его ногам подкатилась гарнитура. Недолго думая, Хань присел на корточки и поднял предмет, к нему подбежал тот самый парень-стажер:

- У вас тут упало… - не успел продолжить Лу, как вдруг он судорожно вздохнул, увидев лицо парня. Самый обычный парень, в лице которого нет ничего такого, что привлекло бы особого внимание к нему. Но его кожа… Достаточно темная, словно покрытая летним загаром. Ханю захотелось потрогать ее, ощутить ее мягкость, поцеловать, а потом, чтобы руки этого парня, такого же темного и красивого цвета, обхватили парня за талию, под ними бы напряглись все до единой мышцы, а потом он этими же руками шлепал его и ласкал…
- Спасибо большое! – стажер взял гарнитуру и быстро вышел из лифта вслед за напарницей.

Лу же прислонился к зеркальной стенке кабины. Внутри все так бешено колотилось, сердце было готово выскочить из груди, во рту все пересохло. Ему жестко захотелось переспать с кем-нибудь. Этот парень стал ему, как красная тряпка для разъяренного быка.
Тем временем в лифт зашла небольшая кучка народу, некоторые из них заметили испуганное состояние парня:
- Вам плохо? Голова заболела? Сердце? – мужской голос вывел его из ступора.
- Д...не-е-т, все в порядке, - парень уж было хотел наброситься на этого человека, но как только посмотрел ему в лицо, желание полностью пропало – он был какой-то бледный.

На электронной панельке высветились зеленые цифры "64". Хань, выйдя из лифта, на секунду задумался. Ему показалось странным, что он среагировал только на первого парня. Раньше, когда один из партнеров заводил его, но бросал раньше времени, парень кидался на первого встречного, не обращая внимания ни на его лицо, ни на его цвет волос, а уж тем более кожи…

Это как минимум странно, ведь не было никакой видимой причины, чтобы парень стал кидаться на смуглых людей.


научись ценить того, кто ближе остальных.
 
ШипперНеканоновДата: Пн, 01.02.2016, 22:27 | Сообщение # 7
Сонбэ

загрузка наград ...
Модератор
Сообщений: 1644
Offline
VI

Хуан Цзытао носил славу одного из самых продвинутых психологов города. Он был один из тех людей, которые сначала выслушают, а потом выльют поток советов и предложений по поводу проблемы, мучащей человека.
Специалист, именно так он любил себя называть, дабы психологию он не считал частью медицины, всегда начинал прием с некой игры, которую он вывел как систему: в начале приема он всегда сидел спиной к пациенту и, задавая различные наводящие вопросы, познавал его сущность и мировоззрения, после чего составлял внешний портрет. Потом, развернувшись, сопоставлял желаемое и реальность.
Вот и услышав тихий стук в дверь, он моментально развернулся на стуле спиной к двери и громко крикнул, что человек может войти. Дверь медленно открылась, пациент осторожно зашел в кабинет и замер.

***

Хань осмотрелся вокруг. Взору предстала просторная комната, стены которой окрашены в серый цвет, вдоль одной из них стоял белоснежный стеллаж, полностью уставленный разнообразными книгами. На полу лежал черный ковер, напоминающий чью-то огромную шкуру, на ней стояло удобное кресло с откинутой назад спинкой, кожаный диван, посередине комнаты расположился огромный стол, кресло, на котором сидел психолог, а одна из стен состояла полностью из окон. Достаточно простой, но стильный интерьер.
- Лухан? Это вы? - наконец-то подал голос психолог.
- Предпочитаю, когда меня зовут Хань.
- Очень хорошо. Присаживайтесь, - на секунду в комнате повисла тишина, - Хань, что привело вас ко мне?
- Меня направил сюда друг.
- С какой целью?
- Он хочет, чтобы я понял себя.
- А вы себя не понимаете?
- Видимо, нет.
- Постараемся решить эту проблему. Для начала я хочу задать вам ряд вопросов. Можно начать?
- Пожалуйста.
- Вы стоите на пороге, за которым виден лишь мрак, голос, зазывающий вас туда, предупреждает, что там вы перенесете и страдания, и лишения, и ненависть, и боль физическую, моральную. А с другой стороны порога голос говорит, что бы проживете на светлой стороне беззаботную жизнь, все будет хорошо, будут сплошные наслаждения и радости. На какую сторону пойдете?
- На светлую.
- Человек оскорбил вас. Вы знаете, что он недалек, малообразован и не блещет культурой поведения. Ваши действия: будете кричать на него, посыпать оскорблениями или же просто отвернетесь и уйдете, мирно отделив себя от общения с человеком?
- Ненавижу оскорбления, пусть сам поймет, какого это. Накричу, а если надо, то и побью.
- Что такое люди?
- Ничтожный сброд.
- Что такое жизнь?
- То, что даровано нам свыше, но то, что мы не умеем правильно использовать.
- Что такое любовь?
- Выдуманное чувство.
- Что такое человек в масштабе Вселенной?
- Мелкая былинка.
- Человек может познать мир?
- Нет.
- Что прежде: мозг или сознание?
- Мозг.
- Мы сами ищем путь жизни или за нас его определили?
- Он определен.
- Атеизм, вера или деизм?
- Прошу уточнить последнее.
- Признание того, что Бог есть, что им сотворен мир, но отрицание сверхъестественных и мифических явлений.
- Деизм.
- Интересно. Спасибо за вопросы.
- Зачем все это? – Хань устал от столь странных вопросов.
- Так я лучше понял вас.
- И что же было понятно из моих слов? – парень хмыкнул и откинулся на спинку кресла.
- Ну, во-первых, вы неуверенный в себе человек, ваша цель в жизни – жить ради удовольствия, что навлечет на вас еще немало трудностей, на вас постоянно будут сыпаться, а, может, и сейчас сыплются проблемы и неудачи. Во-вторых, в спорах и других конфликтных ситуациях вы несдержанны и агрессивны, что не совсем разумно, ведь интеллектуально вы превосходите многих. В-третьих, вы совершенно не цените окружающих и собственную жизнь, вас в ней что-то сильно разочаровало. Ну, в-четвертых, вы холерик, интроверт, дуалист и деист, хотя мне кажется, что вы больше агностик.
- Впечатляет, - Лу даже похлопал в ладоши, - Во многом вы попали в точку.
- Это моя работа. Теперь выкладывайте, что у вас на душе, - поворачиваться Цзытао еще не хотел, уж больно заинтересовала его эта личность.
- Начну прямо: я страдаю гиперсексуальностью. Конечно, я думал, что это лишь временное явление, которое пройдет после подросткового возраста, но с годами становится все хуже и хуже. Мне 25. Я не знаю, что мне делать с этим, таблетки помогают приостановить желание лишь на малый срок. Я закончил гуманитарный колледж, но не могу из-за недуга работать по специальности, да и вообще работать. Из-за этого у меня куча долгов за неуплату, денег почти нет, только те, что остались от родителей. Но это не самое страшное, что может быть. В моей жизни нет места светлым чувствам, все заполнено чертовыми инстинктами. Я полностью разочарован в своем существовании. Я ничего не могу с собой поделать, ведь я понимаю, что мои действия аморальны и неправильны. Но тело каждый день просит дозу в виде секса. Без разницы где, хоть на улице, за мусорными баками. От одной мысли от этого мерзко, но в момент возбуждения мой разум словно отключается. Уже не раз я пытался покончить с собой, но все без толку. Словно что-то меня еще держит на Земле. Но что?! Этого понять я и не могу.
- И не поймете, пока не найдете это то самое «то».
- Но как его искать?
- Вы знаете Диогена?
- Сумасшедшего философа из бочки?
- Фи, что за плоские познания. Некоторые его действия были странными, но, в то же время, полны смысла. Он средь бела дня ходил по рынку с фонарем, потому что «искал человека». Как думаете, какой был этот человек?
- Тот, кто забрал у него что-то, а Диоген напился и схватил, что первое попалось под руку, чтобы побить его?
- Весьма оригинально, - послышался тихий хохот, - Но нет. Он искал человека, который будет близок ему духовно, т.е. человека совершенного. Отсюда и пошла поговорка: «Днем с огнем не сыщешь».
- Намекаете, что мне стоит тоже походить с фонарем? Стать Диогеном нашего времени?
- Ну, тогда вы должен начать прямо на площади города выпивать, орать и онанировать! А я имел в виду, что просто надо больше просто общаться с людьми, а не искать с ними только секса.
- Люди слишком не доступны.
- А ты будь проще и они сами к тебе потянуться, - психолог незаметно перешел на "ты".
- Как уж проще? – фыркнул Хань.
- Добрее. Всего-навсего.
- Люди слишком злы, чтобы проявлять к ним добро. Ничего вы не знаете о них, видимо.
- «Я знаю, что ничего не знаю», как говорил Сократ, но знал он многое. Не приравниваю себя к нему, но все-таки я контактировал с разными людьми, так что заявлю, что есть много хороших людей, - с этими словами Цзытао не выдержал и наконец-то развернулся к Лу.
- Это… - единственное, что смог выговорить парень, прежде чем его тело задрожало, и он издал сдавленный вскрик, но специалист не уделил этому никакого внимания.
- Я представлял тебя именно так. Интересно, либо ты так прост и типичен, либо ты действительно мне высказал все, что тебя тревожит и пугает в жизни, - Тао опустил глаза и продолжил, - Мне даже по-человечески жаль тебя, поэтому я постараюсь сделать все, что в моих силах.
- Премного благодарен, - когда Цзы поднял голову, он чуть вздрогнул: на него уставилась пара совершенно обезумевших глаз, Хань провел рукой по смуглой щеке, - А теперь, дорогой сердцевед, давай переспим?


научись ценить того, кто ближе остальных.
 
ШипперНеканоновДата: Пн, 01.02.2016, 22:30 | Сообщение # 8
Сонбэ

загрузка наград ...
Модератор
Сообщений: 1644
Offline
VII

Цзытао не успел даже слово сказать, прежде чем Хань уселся на него и впился в губы. Он целовал требовательно и настойчиво, попутно расстегивая рубашку психолога. Тот ничего не мог поделать, до сих пор был в немного шоковом состоянии от такого поворота событий:

- Такой тощенький, а столько силы! – ухмыльнулся Тао, когда Лу судорожно стал стягивать с себя толстовку.
- Просто молчи уже! – прорычал парень и стал дрожащими руками расстегивать штаны сначала свои, потом партнера.
- Ты что-то утаил от меня? Неужели у тебя еще и гетерохромофилия?
- Гетеро… что? – на Тао уставилась пара испуганных глаз.
- Ты не замечаешь, что испытываешь сексуальное влечение лишь к людям с определенным цветом кожи? Не мог же ты просто так сразу накинуться на меня? В твоем голосе, когда я сидел к тебе спиной, не чувствовалось ни дрожи, ни какого-то дикого желания. Ты явно шел сюда не с целью переспать со мной, а чтобы поговорить. А как только я повернулся у тебя что-то перемкнуло в голове и вот, результат на лицо, - пока специалист вел свою словесную тираду, Хань уже полностью раздел себя, а его до трусов, снова уселся сверху и стал покрывать поцелуями смуглую кожу широких плеч.

Он промолчал, пропустил вопросы мимо ушей, продолжая наслаждаться тем, что новая «жертва» даже не сопротивлялась. Тот сидел тихо, словно о чем-то долго думая. Но неожиданно он встал, тем самым подняв с себя Лу, и резко впечатал его в собственный стол. Парень взвизгнул от неожиданности, по правой щеке растеклась боль от глухого удара об твердое дерево:

- Вообще-то у меня есть парень, - пока одной рукой Цзытао придерживал Ханя, другая чем-то гремела в одном из ящиков, - Но раз уж моя задница не пострадает от чужого вмешательства, то давай поразвлечемся.
Лу что-то пробормотал, нервно постукивая кулаком по столу. Тао лишь усмехнулся, открывая крышечку баночки со смазкой.
- Надеюсь, мазохизмом, аутомоносексуализмом, кропофилией ты не страдаешь? – он усмехается, вводя сразу два пальца в парня, тот довольно застонал, приподняв голову.
- Однако, - продолжает разрабатывать Лу, - Я уже не в первый раз встречаю среди пациентов людей с сексуальными расстройствами. Наверное, ради таких людей я даже отдельный прием устрою. Как думаешь?
Хань что-то проскулил в ответ, не переставая двигать бедрами в разные стороны, чтобы пальцы Тао зашли под правильным углом.
- М-да, с тобой сейчас разговаривать бесполезно, - парень довольно заулыбался, когда Хань, не сдержав слишком громкий стон, прогнул спину, - Эй! Не кричи так громко! Стены не такие уже и толстые, а ты тут не один! Тьфу, у меня уже пальцы устали.
- Вставь тогда ты уже! – срывающимся голосом проговорил Лу, быстро убрав мокрую от выступившего пота прядку ото лба, - Неженка.
- Так неинтересно, - ответил Тао и резко вынул пальцы, на что получил неодобрительный вскрик, - Давай ты опробуешь одну штучку? Я мне тут всучили занимательную игрушку, даже коробочку еще не раскрывал!
Звук рвущегося картона и щелчок пластика. Тао заносит руку над Ханем и ударяет чем-то маленьким ему ровно по кончику носа, тот поднимает глаза – это был маленький фиолетовый яйцевидный вибратор.
- Занятная штука? Или ты уже имел дело с таким? Ну, даже если и был такой опыт, проверишь ее еще разок, – парень медленно водит взад-вперед мини-вибратором по ложбинке между ягодицами, приставляет его к сфинктеру и, чуть надавив, вводит внутрь. Переводит кнопочку на маленьком пульте на максимум и довольно смотрит, как Лу оттопыривает зад и сдавленно стонет, тем временем Цзытао, довольно покусывая губу, гладит мягкие ягодицы парня.
- Нравится, да? Не удивлен. Это расслабляет, - легкий шлепок, - Думаю, что я сейчас только раззадорил тебя. Не отпустишь ты меня просто так.
Спустя пару минут сладкой пытки, Тао вытягивает вибратор за проводок, наблюдая, как быстро сокращается колечко мышц после стимуляции. Хань выдает нетерпеливый стон и требовательно смотрит на парня. Тот лишь медленно проводит кончиком пальца по спине, начиная от шеи, на что Лу подается навстречу. Цзытао опускает резинку боксеров:
- Положи руки на ягодицы и разведи их.
Ни слова не проронив, Хань моментально опускает дрожащие руки на ягодицы.
- Какой же ты податливый. Даже обидно за тебя, - Тао сжимает губы и приставляет головку ко входу, медленно погружая ее все глубже вовнутрь.

Парень полностью вошел в Лу и, оставшись в нем буквально на пару секунд, моментально вышел, а потом резко вогнал член во всю длину, заставляя Ханя издать протяжный стон и изящно прогнуться в спине. Тао начинает двигаться в парне, предварительно плотно закрыв ему рот ладонью, через которую все равно пробивались тихие вздохи и поскуливания.
Цзытао все равно было не по себе. Нет, этот неожиданный секс он не считал изменой – это же не по любви, не по его собственному желанию, а такой уж у него клиент. Тем более, его парень-то об этом не узнает. Хотя, даже не в этом было дело. Кто ж знает, как будут дальше идти сеансы, будет ли Лу слушать его и обнажать свои проблемы, а Тао стараться помочь ему или же каждая их встреча будет заканчиваться подобным образом, как она происходит на данный момент.
Ханя было жалко, все равно людям, которым трудно пришлось в жизнь, хотя они даже сами не виноваты в этом, хочется хоть как-то помочь и вывести из черной полосы жизни.

Тао постепенно увеличивал темп. Со стола слетело почти все, что было легким и мелким, а сам он громко скрипел, словно угрожая, что в любое мгновенье может развалиться на части. Хань давно убрал руки с ягодиц – он крепко держался ими за край стола. Его тело обмякло, ноги были ватным, он почти не чувствовал их. Из-за того, что его грудная клетка была плотно прижата к твердой поверхности, а подняться сил у него не было, он не мог нормально вздохнуть. Он изредка приоткрывал рот, пытаясь захватить глоток драгоценного воздуха, но сразу начинал задыхаться от сбитого дыхания. Его стоны из громких, полных удовольствия превратились в тихий хрип со свистом. Лу прикрыл глаза, его взгляд наполнился грустью и пустотой, ресницы слегка подрагивали. Он был готов зареветь прямо сейчас, осознавая свою ничтожность.

Но при этом у Ханя мурашки шли по спине от удовольствия, он продолжал стонать в руку Тао, разливая по ней свое обжигающее дыхание. Тот уже буквально вдалбливал его в стол. Мерзкий хлюпающий звук и хлопки давили на обоих. Чувствуя приближение пика удовольствия, Лу непроизвольно прикусил нежную кожу ладони и все сильнее стал подаваться навстречу толчкам. Спустя пару толчков Цзытао тихо зашипел и излился внутрь парня, до крови впиваясь пальцами в его бедра. Толкнувшись внутри еще пару раз, он довел и Ханя до оргазма, тот, поднявшись вверх корпусом из последних сил, моментально упал на стол с гулким стуком. Он лежал так пару минут, стараясь восстановить дыхание и успокоиться.

«На этот раз ты перепал с человеком, который мог бы хоть капельку помочь тебе, молодец, Хань, молодец. Звание «Самого тупого нимфомана в мире» тебе бы отдали моментально. Опять все сам испортил!» - внутри Лу опять начал корить себя, он крепко прикусил губу, чтобы не разреветься прямо тут, от собственной слабости и ненависти к самому себе. Он чувствовал, как саднили его бедра, как по ним стекали маленькие капельки крови, как ныло все тело от усталости, как медленно и мерзко вытекала из него сперма. Это заставляло его еще сильнее начать поливать себя грязью внутри.
Тао же успел уже одеться, составить кое-какие вещи на стол. Он бросил взгляд на Лу и грустно вздохнул – он выглядел жалко и подавленно:

- Впервые вижу человека-нимфомана, который так страдает после секса, - пробормотал он и вытащил пару сухих салфеток, чтобы вытереть ими парня.
- Поздравляю, теперь ты и такого отброса общества встретил, - Хань крепко зажмурил глаза, чтобы не видеть Тао.
- Ну, про отброса общества ты загнул! – парень аккуратно стирал остатки спермы. – Все мы люди, просто все мы отличаемся.
- Отличаться можно внешностью и интересами, но не этим.
- То есть ты считаешь, что твоя небольшая странность хуже преступления? Бред.
- Я этого не говорил! – продолжая держать глаза закрытыми, Лу неловко встает и пытается нащупать свою одежду.
- А я думаю, что подразумевал, - Тао подает Ханю одежду, - Ты считаешь свою достаточно несерьезную, если сравнивать с другими, болезнь хуже, чем собственноручное убийство кого-то близкого тебе.
- Считаешь, что эта болезнь несерьезна?! Ошибаешься! – рявкнул парень, резко одернув край майки.
- А ты сравни свою болезнь и онкологию. Твоя болезнь излечима. Просто нужно приложить самостоятельные усилия, а не только глотать различные гормональные таблетки, которые, я думаю, ты не принимаешь в нужном количестве и по специальному курсу. Онкологию почти невозможно победить. У тебя шансов вылечиться куда больше, чем у тех же несчастных больных детей, страдающих лейкемией. И они все равно стараются радоваться жизни и не думать о плохом. А ты только о плохом и думаешь, начинаешь страдать на ровном месте.
- Я? Откуда тебе об этом знать, - фыркает Лу, чуть взъерошив волосы, - Моя жизнь состоит из страданий и никаких радостей у меня в ней нет.
- Глупости все это, что ты говоришь, - Тао садиться на кресло и разворачивается к окну, - Радости могут быть совсем рядом, а ты их просто не замечаешь. Слишком высокую планку поднимаешь, чтобы замечать что-то простое и приятное. Просто надо меньше думать о себе.
- Намекаешь, что я эгоист?
- Нет, совсем нет. Просто ты должен быть проще.
- Легко сказать.
- Легко, а сделать еще легче, надо просто заставить себя.
Лу тихо засмеялся и, накинув капюшон, направился в сторону двери из кабинета - он больше не мог оставаться тут:
- Постой, - голос Тао остановил его, - Если захочешь все-таки вернуться, то записывайся когда захочешь. Что-то надо с тобой делать.
- О’кей, я учту, - парень хлопает дверью и идет по пустому коридору.

«А ведь и правда, надо быть проще…»


научись ценить того, кто ближе остальных.
 
Форум » Форум EXO » Fan-креатив » Slash » Sex or Love? (Чонин/Хань,NC-17,Ангст,Драма,Повседневность,макси)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017 uCoz